Главная > Интервью и комментарии Общество

Марина Тёлкина: «Деньги для адвоката – не главное»

4 декабря, 10:53 Общество

Из судебных приставов – в адвокаты, от исполнения решений судов – к защите. Такой путь прошла Марина Тёлкина. И о столь кардинальном повороте событий в своей жизни она не жалеет.

– Марина, почему такой резкий поворот?

– Для меня он был логичен. Пока работала в службе судебных приставов, честно говоря, мне далеко не все нравилось. Чисто с человеческой точки зрения. Много чего насмотрелась. Морально было тяжело. До сих пор вспоминаю некоторые случаи, от которых мороз по коже. Особенно когда семью с маленькими детьми из квартиры выселяли: малыши плачут, за мать держатся, а та кричит: «Из окна выпрыгну, но из квартиры не уйду». Помню, как описывали детские вещички, берешь каждую в руки, а у самой ком в горле. Все же через себя, через сердце пропускаешь... Адвокат – это совсем другое. Это защитник тех, кто пострадал в той или иной ситуации, тех, кто не может сам постоять за себя в суде.

– Вы несколько лет работаете адвокатом, уже сделали для себя какие-то выводы, например, отчего совершаются преступления: от незнания законов, излишних человеческих амбиций, глупости?..

– По совокупности. Вот, например, случай. После смерти матери мужчина один воспитывал сына – ему сейчас 18. Воспитывал в строгости. Парень серьезно занимался карате, но получил травму и вроде как остался не у дел. То ли кто-то ему подсказал, то ли он сам нашел сайт, где предлагали работу. «Работа» эта, как потом выяснилось, заключалась в том, чтобы распространять спайсы: тебе сообщают, где они находятся, ты их забираешь и развозишь по адресам. А это – распространение наркотических средств, преступление, за которое предусмотрено достаточно суровое наказание в виде лишения свободы до двадцати лет либо вообще пожизненное. Занимался парень такой «подработкой» пару месяцев. В один «прекрасный» миг, получив очередную партию отравы, он согласился подвезти друга с подружкой. Те по дороге затеяли ссору. Парень остановил машину, парочка вышла из нее и стала дальше, размахивая руками, выяснять отношения. Мимо проезжала патрульная машина. Полицейские, конечно, заинтересовались происходящим. После осмотра автомобиля они изъяли наркотические средства, которые в быту называют «скорость». Парня задержали, а впоследствии арестовали. Я осуществляла его защиту с момента допроса в качестве подозреваемого. От конфиденциальной беседы молодой человек отказался, сказал, что ему и без адвоката все понятно. На мой взгляд, такое поведение недопустимо. В любом случае необходимо пользоваться правом на конфиденциальную беседу – адвокат может оказать квалифицированную юридическую помощь. В итоге парень дал признательные показания, которые, как известно из практики, не всегда могут быть добровольными, и думал, что теперь его отпустят домой. Не тут-то было. После избрания меры пресечения в виде ареста у него слезы из глаз хлынули, он стал просить о помощи. А я уже что могу? Сам усугубил положение. Сейчас идет следствие, ждем суда.

– Но, Марина, парень ведь реально совершил преступление, во всем признался, должен понести наказание. А вы пытаетесь его выгородить... 

– Я рассуждаю со стороны защиты. Ему всего 18 лет. Что даст ему длительный тюремный срок? Сломает всю жизнь. Но ведь можно было переквалифицировать статью на менее тяжкую, соответственно, и срок наказания был бы другой – если бы парень доверился адвокату.

– Значит, правы те, кто, попав в полицию, в первую очередь требуют адвоката?

– Конечно правы, ответ однозначный.

– Ну, наверное, вы не только уголовными делами занимаетесь?

– Да, я занимаюсь и гражданскими, и административными делами, ко мне обращаются с просьбами обжаловать действия, решения органов государственной власти, органов местного самоуправления. Много заявлений по спорам о защите прав потребителей, о взыскании денежных средств со страховых компаний, которые отказываются возмещать ущерб, причиненный вследствие ДТП. Всегда актуальны иски о расторжении договора купли-продажи сотовых телефонов и другой техники. Например, купил человек дорогой аппарат, а тот через несколько дней начинает давать сбои, потом вообще выходит из строя. Покупатель идет к продавцу, тот его посылает в гарантийный ремонт, объясняя это тем, что товар возврату не подлежит. И обычный потребитель, как правило, не знает, что он имеет право расторгнуть договор купли-продажи и получить обратно денежные средства, уплаченные за телефон. Этим продавцы пользуются и предлагают, например, провести проверку качества. Покупатель отдает товар на проверку, а ему потом заявляют: «А ваш смартфон в воде побывал, потому и не работает. Мы тут ни при чем». И остается человек с неработающим телефоном и без денег. Когда возникает такая ситуация, без юриста не обойтись. Причем подключать его надо сразу. Не самому пытаться выяснять отношения с продавцами, а обратиться к специалисту, который правильно составит претензию, при необходимости найдет независимых экспертов и дойдет до суда. Продавцу придется оплачивать не только стоимость товара, но и неустойку, а также штраф в размере 50 процентов от удовлетворенных исковых требований.

– Многие в подобных ситуациях рассуждают примерно так: юрист мне встанет еще дороже телефона, ну или страховки, например. Ладно, мол, бог с ним. Идут и покупают новый или оплачивают услугу, которую им откровенно навязывают...

– Ну и зря. Как минимум – можно сделать звонок юристу или адвокату, поинтересоваться, что и сколько будет стоить. А как максимум скажу: бывают даже такие дела, когда адвокат получает оплату своих услуг уже после выигранного в суде процесса, и затраты эти, по решению суда, оплачивает ответчик. Ситуации бывают разные. Не нужно думать об адвокатах, что главное для нас – только деньги. Это неправда. Я, например, часто иду навстречу людям. И придерживаюсь мнения, что безвыходных ситуаций не бывает.

Галина Плотникова

Источник: «Вести региона»